• turpressa.com

Камбоджа – азиатский тазик с веслом!


Антон и Катя – счастливые молодожены. Впереди медовый месяц в Таиланде, куда новобрачные решили лететь «дикарями».

Катя знала, что обратных билетов в Москву у Антона не было. О том, что денег хватит лишь на то, что бы заплатить за неделю проживания в маленьком бунгало на острове Ко Чанг. Но то, что Антон втайне от нее купит огромный фотоаппарат за 1000 последних долларов, а после много дней придется скитаться по берегу Сиамского залива и разогревать на костре странного вида консервные банки, представить не могла. Она не подозревала, что судьбой ей предначертано надолго покинуть родной город. Катя знала одно. Она беспредельно верит своему Антошке. И чудо произошло.

В один из дождливых дней, когда новобрачные шатались без дела на пляже, к ним подошел человек.

- Русские?!

Катя растерялась. Зато не растерялся Антон.

- А как же, еще и из Москвы.

- Не денег, ни еды? Как же так, москвичи? Надо работать. Завтра сядете на катер, на большую землю. Нам в Камбоджу гиды нужны.

Без паспорта и автомата

Прохождение таможенных процедур на Камбоджийской границе ранним азиатским утром выглядело оригинальным.

Возникший «из ниоткуда» человек, представившийся сотрудником турфирмы, собрал паспорта и сообщил нам, что получим мы их только вечером. При заселении в отель в городе Сием Рипе, второй «неофициальной» столице Камбоджи. Минуя будку таможенников, он просто передал паспорта высунувшейся из окошка руке. Между паспортами были засунуты несколько долларовых бумажек.

То, что подъехало к пограничному пункту с камбоджийской стороны классифицировать, как транспортное средство, можно было с большой натяжкой. Ржавая колымага с продавленными креслами и работающим со скрежетом кондиционером. Ни одного сопровождающего. Стало как то не по себе.

Без паспортов, в ржавом «танке», который словно крот пробивал себе дорогу сквозь толпы людей, двигающихся в обратном направлении. К границе с Таиландом. Многие тащили за собой огромные телеги. Грузовики без капотов и крыш с одной рулевой колонкой, торчащей из мотора, груженные чем - то до самого верха. Казалось, что какие - то нищие бродяги окружали наш рыдван, по какому-то недоразумению, записанный туристическим автобусом.

- Не проблема, все хорошо, - нарушил паузу водитель ржавого танка, - Это мой народ, кхмеры. Вчера – война. Сегодня мир. Кто рыбу продавать, кто на работу в Тай. Мы добрые. Не волноваться, скоро туристический "чекпоинт".

Двери со скрежетом распахнулись. Галантный генерал, весь в золоте и белоснежной форме, приносил свои извинения за беспокойства, сжимая в руках внушительную пачку долларов, переданную ему водителем туристического «танка».

- Его величество, король Сианук, приносит вам официальные извинения за беспокойства на границе. Сейчас вы все пройдете в комфортабельный автобус и проследуете на экскурсии.

Пересчитав пачку долларов, кхмерский генерал положил в карман несколько купюр, а остальное сунул новому водителю.

Спустя четыре часа поездки в обыкновенной московской маршрутке корейского производства (комфортабельный кхмерский автобус), мы встретились с нашими камбоджийскими гидами. С Антоном и Катей.

А через десять минут после первой встречи, когда наша депутация проследовала в кхмерский ресторан, у Антона украли сумку со всеми документами, в том числе и российским паспортом.

Благо деньги, который передал Антону кхмерский генерал через водителя «маршрутки», наш гид предусмотрительно положил в карман рубашки.

- Кхмеры никогда не воруют, - улыбка сияла на лице Антона, – а берут вещи на время попользоваться. Если пользоваться будут долго, можно пожаловаться старейшине. В полицию идти смысла мало. Полиции практически нет в городе. Да она и не к чему. Вряд ли кто рискнет ослушаться старейшину.

Катя, тоже, как нам показалось, не теряла самообладания.

Старейшина долго ждать себя не заставил. Это был, огромный камбоджиец в гавайской рубахе. Шея увешана золотыми цепями разного калибра, что новогодняя елка гирляндами. Пальцы не сгибались, ведь на каждом было по три перстня. Старейшина что-то рявкнул в сторону ресторанной прислуги, выстроившейся в одну шеренгу по стойке смирно.

Здоровяк, было, развернулся в нашу сторону. Но тут, в ресторан вошли еще несколько детин с автоматами Калашникова в руках. Как потом выяснилось, это был отряд «народной дружины».

Прислуга смиренно согнулась в почтительном буддийском поклоне, традиционно поднеся ладони к подбородку.

- Благодарим вас за понимание, господа. Пропажа будет найдена через час. Вы в полной безопасности. Скорее всего, кто-то взял сумку, что бы выглядеть богатым. Кхмеры сумок не носят.

Экскурсия началась позитивно. Наличие какой-то власти, всегда лучше, чем власти никакой. Тем более, нас удостоил визитом, почти, что мэр города. Правда, протокол был слегка скомкан каким-то воришкой. Но, не было бы воришки, не было бы и мэра в цепях.

Возле автобуса нас догнал один из автоматчиков старейшины.

- Он просит вас всех вернуться назад.

Не дойдя до дверей ресторана, мы увидели, как с черного хода выталкивают какого-то камбоджийца, руки которого связаны за спиной. Бедолагу погрузили в автофургон с небольшой мигалкой на крыше.

Сумка Антона торжественно была водружена в центре огромного обеденного стола. Лицо «мэра» сияло. Оставшиеся автоматчики тоже были несказанно довольны. Прислуга ликовала. Пропажа была найдена за тридцать минут.

«Белые обезьяны» страны кхмеров

Из ресторана наш путь лежал прямиком на озеро Тон Лесап.

Начало тура, полагали мы, весьма позитивное. Уж если так легко скрутили барсеточника в ресторане, дальше все должно пойти «как по маслу»!

Взгромоздившись на крышу моторной лодки, для лучшего обзора окрестностей, мы начали свой путь по одному из величайших озер мира.

Наводнение в Бангкоке прошлой осенью, когда переполошились все мировые СМИ, оказывается, обыкновенное для Камбоджи явление. Жители настолько привыкли к сезонному осеннему паводку, что на этот случай в любом доме королевства есть несколько мешков риса, заготовленные травы, жучки-паучки, змеи и прочая консервировано-вялено-сушеная снедь, являющаяся повседневной едой кхмеров.

Жучков-паучков можно попробовать в любом ресторане. Стоят недорого. На вкус, как орешки. Пиво кхмеры пьют только свое, домашнее, а вот спиртные напитки не переносят. Строение организма иное, чем у европейцев. Молоко и крепкий алкоголь им категорически нельзя.

Для тайцев мы - «фаранги», так ласково именуют «чужих».

Для камбоджийских кхмеров мы, совсем иное дело. Мы - «белые обезьяны». А, как известно, любому камбоджийцу с ясельного возраста, именно «белая обезьяна» спасет грешный мир.

«Белых обезьян» не так уж и много. Во втором по величине городе Камбоджи, Сием Рипе всего 24 русских «белых обезьяны».

Французских «белых обезьян», на пару человек больше. Если русские – гиды, французы, преимущественно, – врачи. А, немецкие «белые обезьяны», как и водится во всем мире, отличные механики.

Именно «белые обезьяны» основали медицинские клиники, открыли культурный центр, где обучают камбоджийских детей всем видам искусства.

- Кхмеров мало заботит, как они живут. Они прекрасно понимают, что из одной жизни – в другую – цепочка реинкарнаций, - делился своими впечатлениями от жизни в Камбодже, москвич Антон. – У них позади и впереди – вечность. Не все Камбоджийцы буддисты. Многие – индуисты. Это более старая религия. Но, тем не менее, индуистские и буддистские приходы мирно уживаются друг с другом на территории одной страны.

Озеро Тон Лесап летом значительно мелеет. Взвесь глины не осядет на дно до прихода сезона дождей, и следующих за ними наводнений. Именно поэтому дома в окрестностях озера стоят на высоких сваях – защита от наводнений и змей, а на воде – кмерские и вьетнамские плавучие города, которые дрейфуют по озеру, называемому еще «Камбоджийским внутренним морем», или «большой свежей водой».

На озере цветут восхитительные лотосы, что дает право считать воду божественно чистой, так как, именно лотос является одним из символов буддизма.

Наша моторная лодка была уже далеко от берега и мы неслись в открытых водах. Плавучий город еще не показался на горизонте. Лодочник вдруг сбавил обороты и начал тормозить. Лодка остановилась. С правого борта что-то загремело и за окантовку крыши зацепился абордажный крюк.

- Час от часу не легче,- подумалось, наверное, не мне одному.

Мальчик, лет восьми, карабкался на лодку, неся на шее и плечах огромного тропического удава. Внизу был «припаркован» обыкновенный тазик, в котором наши бабушки стирали белье. Тазик, правда, внушительных размеров. На дне маленькая дощечка-весло.

Умело вскарабкавшись на крышу лодки, малыш начал всем по очереди всовывать своего змея, предлагая сфотографироваться за один доллар. Английскому языку маленького камбоджийца могли бы позавидовать многие московские дяди.

После окончания кровавой гражданской войны, развязанной еще в 70-ых годах прошлого века режимом Пол Пота, половине населения страны нет еще и 17 лет. Поэтому, Его Величество, король Сианук, главным в политике считает образование. Все камбоджийские дети говорят на двух языках. Родном кхмерском и английском.

Антон с улыбкой наблюдал за действием крошечного бизнесбебика, который с одержимой настойчивостью совал мне в лицо своего чешуйчатого друга. Перед детской непосредственностью устоять трудно. Доллар перекочевал в ручонки мальчишки.

Но этого оказалось мало. Теперь, по условиям сделки, нужно было фотографироваться. Никакими уговорами мальчонку нельзя было спровадить с крыши лодки. Камбоджийцы очень добрый, но гордый народ. Отдать деньги и не воспользоваться услугой?! Для любого кхмера – это шок.

Змей поглядывал на меня с опаской. Я решился. Один кадр и удав, к счастью, перекочевал в руки мальчишки обратно.

Внизу что-то громыхнуло. Это лодочник затащил тазик мальчонка внутрь нашего «крейсера». Мальчишка уселся вместе с нами на крыше лодки и всю дорогу сжимал заветный доллар в маленькой ладошке.

Скоро показались дома плавучего города. Один из первых – плавучий христианский храм, затем госпиталь. Далее – множество дрейфующих камбоджийских и вьетнамских домов.

Много необычного происходит в таких городах. Электричество – от бензинового генератора. Можно открыть люк в любой комнате и под сериал по телеку, спокойно удить рыбу.

Все что естественно, то - по «кхмерски». Канализации в плавучих городах нет в помине. Наверно, никогда не будет.

- Вода – священна. Из нее мы приходим, в нее и уйдем, - говорят кхмеры плавучих городов.

Каким образом?! Поверьте, это не для слабонервных. И здесь есть свои особенности. Тела умерших на «большую землю» никто не возит.

Портал в иное измерение

Кульминацией посещение Сием Рипа является Ангкор Ват – величественный храмовый комплекс, посвященный Богу Вишну, построенный в 12 веке. Двести квадратных километров!

Храмовый комплекс настолько ценен, что на входе вам дают именной билет с вашей фотографией.

Посещение храмов стоит расценивать, как прогулку по национальному парку камбоджийских артефактов. Легенд много.

Где-то здесь должен быть «створ в иные измерения и пространства», но до сих пор ищут. «Звездные врата» тоже здесь, но пока археологи ведут раскопки.

Комплекс напоминает гору. В мифологии кхмеров, это «гора Меру», обиталище индуистских богов.

Очень много детей, продающих сувениры. Абсолютно бесполезные безделушки, вроде набора пыльных открыток, за один доллар.

Педагоги в курсе, чем занимаются школьники. Стремление к предпринимательской деятельности, конечно, не поощряется, но охрана храмовой горы, предпочитает не гонять детишек, осаждающих туристов со всех сторон.

Детям в Камбодже разрешено все. Это тоже национальная особенность. Поэтому, усвоив систему всепрощения, детвора, слегка «перегибает палку». В Ангкор-Ват из Сием Рипа приходят «подрабатывать» целыми классами.

Напоследок – несколько советов.

Отправляясь в Камбоджу имейте при себе пачку наличных по одному доллару. Купюры в 10, 20, упаси Боже, в 50 долларов, вызовут шок у любого продавца. Если не хотите весь день топтаться у прилавка в ожидании, когда милый продавец во всем городе отыщет сдачу, запаситесь мелкими купюрами. Камбоджа – страна одного доллара. Все что можно потрогать рукой именно столько и стоит.

Не все, то золото, что блестит. Торговцы на рынках, особенно ночных, любят демонстрировать всякие фокусы с газовыми горелками, пытаясь расплавить "драгоценные" камни, убеждая вас, что их товар – не подделка. Гранаты, рубины и сапфиры – самые настоящие. Не будьте наивными. Говорят, что ювелирные украшения можно покупать только в лавках «белых обезьян».

Изделия из крокодиловой кожи покупайте только на крокодиловых фермах. Очень много подделок. Смартфоны за 50 долларов – типичная камбоджийская «головная боль». «Wi Fi» не определится никогда, хотя, говорят, невеликий шанс есть. В среднем клавиши «пропадут» с дисплея спустя три месяца.

Зато много скульптур из красного дерева. Текстиля, который разваливается после первой стирки. Кофе – первосортный тот, что предлагают гиды.

Все изделия из кожи «ската», - оригинальны, изящны, но – дороги. Кхмеры хотят продать кошелек из ската за 150 долларов. Торгуемся, не находим взаимопонимания, усаживаемся в автобус. Тут-то врываются кхмерские продавцы и то, что хотели продать за 150, готовы отдать за 30. Но у вас – всего «двадцатка». Они будут довольны.

#белыеобезьяны #ангкорват #фаранг #тонлнсап #симрип #сиемриеп #сиемрип #кхмеры #камбоджийцы #юговосточнаяазия #камбоджа #cambodia #сиам #туризмвтаиланд #томям #тайскийтуризм #тайланд #таиланд #туристическаяинтернетгазета #турпресса #АндрейПрончик #АленаМалышева #turpressacom #turpressa #pronchik #2z

Выбор редакции

1
2

адрес редакции: pronchik@turpressa.com

painter - Alena Malysheva, Russia

© 2014 Туристическая интернет газета turpressa.com

turpressa.png
yandex_zen_logo_rus.jpeg.750x421_q95.jpg
1
й.jpg
Frame_101.png
138-40.png
138х40.png